СМЕЛЫЕ ЗВЕРИ. Терапевтическая сказка.

Черепашонок Кука собрался рассказать очередную историю, которая с ним произошла. Он стоял на высоком пеньке и оглядывал зрителей.

Кого тут только не было! Зайчата привстали на задние лапки и открыли рты в предвкушении занимательного рассказа. Семейство ежиков расположилось по кустами и внимательно смотрели на черепашонка черными глазами-бусинками. Бельчата сидели на ветках деревьев, свесив длинные, рыжие хвосты и с опаской поглядывали на сову, расположившуюся чуть выше их. Хоть белочки и крупноваты для того, чтобы стать для нее едой, но кто ее знает….А вот мышки держались от совы подальше, знали, что такое соседство плохо для них кончиться может!  Черепашонок слыл самым смелым в лесу и все с удовольствием слушали его рассказы о себе!

Кука приподнялся и начал рассказ.

-Ну, вот….было это в прошлый четверг. Иду я по лесной тропинке, никого не трогаю и вдруг мне навстречу — волк! Пасть разинул и как схватит меня!
-Ой-ой-ой — раздался тонкий голосок зайчонка — страшно-то как!
— Но ведь панцирь-то у меня вон какой жесткий! — продолжил черепашонок. — Волк как куснул его, так все зубы и сломал! Выплюнул меня и убежал! Ходит теперь беззубый по лесу, ягоды с кустов собирает, больше ничего прожевать не может!
Звери оживились, раздался смех — Так волку и надо!
— А потом я еще и лису встретил! — продолжал Кука.
— Лиса теперь тоже без зубов? — с надеждой спросил зайчонок.
— У лисы зубы целы остались, она похитрее волка оказалась! Сначала лапой по мне постучала, смекнула, что не прокусит, в сторону откинула и убежала!

Звери во все глаза смотрели на отважного черепашонка, а он все рассказывал и рассказывал одну историю за другой!

Наступил вечер, все стали расходиться. Вскоре поляна почти опустела, остались только черепашонок Кука, зайчонок, белочка и мышонок.

— Ой, как я хочу такой панцирь, чтобы никого не бояться! Кука, дай мне его поносить! — запрыгала около черепашонка белочка.
— Так ты на дерево вскочишь — и ни волк, ни лиса тебя не достанут! — ответил Кука.
— И то правда! — сказала белочка. — На дереве до меня хищные звери не доберутся, разве что птицы! — И она еще раз опасливо покосилась на задремавшую на ветке сову. — Но, все-таки, как здорово, что можно вот так ходить в панцире и никого не бояться!
— А я на дерево не могу! — проговорил зайчонок. — Вот бы мне панцирь!
— Зато ты — быстрый! Вон как далеко прыгаешь, да еще и петляешь, следы запутываешь! Я так не умею! — сказал черепашонок.
— Да, ты прав! — ответил зайчик. — Уж петлять и следы запутывать — это я мастак! Вчера от лисы так сбежал! Ходила она, ходила по моим следам, что я оставил, так и не поняла, куда я делся! А я петлю сделал, да и прыгнул в овраг, притаился! Она меня и не заметила!
— А я не умею следы запутывать! И на дерево быстро не смогу забраться! — пропищал мышонок. — Все время лису и волка боюсь, хоть гулять не выходи! Вот бы мне твой панцирь, Кука!
— Ты — шустрый и мелкий, в траве спрячешься и не увидят тебя! Да и в норку всегда можешь нырнуть, лиса туда никак не попадет, мала для нее норка твоя!
— Да, быстрота и норки меня от многих хищников уберегли! — согласился мышонок.
— Ну, вот! — продолжил Кука. — А я хожу по земле, да еще и медленно, панцирь — мое единственное спасение! И то не всем черепашкам он помогает! Попадется зверь похитрее, кинет нас на камни, чтобы панцирь раскололся, вот мы и беззащитны! Да и раздавить нас можно, если кто потяжелее встанет!
Белочка, мышонок и зайчонок переглянулись. Они так привыкли к героическим похождениям Куки, что им даже и в голову не приходило, что черепашки могут быть уязвимы!
— А я думал, что черепашкам никто не страшен! — сказал мышонок.
— Да, что ты! — рассмеялся черепашонок. — Еще как страшен!
— Наверное, только медведю никто не страшен! — сказал зайчонок.
— А вот и нет! — раздался чей-то голос из-под куста и показалась мордочка медвежонка.
Зверята в страхе переглянулись.
— Да не бойтесь, я сейчас сыт, никого не трону! Рассказы у Куки уж очень занимательные, заслушался я! А насчет того, что мы нам никто не страшен — это не правда!
— А кто же вам страшен? — робко спросила белочка.
— Человека мы боимся! С ружьем! — вздохнул медвежонок и пошел домой. — Хотя…- он замедлил шаг и обернулся. — Думаю, что и человек медведей боится тоже! Особенно, если ружье дома забыл! — хихикнул толстопятый мишка и побежал по лесной тропинке.

— Это что же получается? Все кого-то боятся? — спросил недоуменно мышонок.
— Получается, что так! — ответил Кука. — Эй, зайчонок, а ты впервые перестал трястись от страха!
— Да, действительно… — с удивлением ответил зайчонок. — Когда я понял, что не только я, а все кого-то боятся, я как-то сразу успокоился!
— Конечно, все чего — то или кого — то боятся! И звери, и люди! Если ты ничего не боишься, мне кажется, ты как бы и не совсем нормальный! — сказал Кука.
— Это точно! — засмеялись зверята.
— Смелость ведь не в том, чтобы никого не бояться, а в том, что если боишься, то нужно преодолеть свой страх! Вы думаете, мне не страшно было в пасти у лисы и волка? Еще как страшно!
— И мне страшно, когда я от лисы убегаю, но я свой страх преодолеваю, стараюсь не думать о нем, иначе следы запутать от ужаса не смогу! Это что же получается, раз я свой страх преодолеваю, то я — смелый? — недоверчиво спросил зайчонок.
— Конечно! — ответил Кука. — Если бы ты страх не преодолевал, то не петлял бы от лисы и волка, а забился бы под кустик и трясся от страха, так тебя бы давно и съели!
— И я, и я преодолеваю! — запрыгала белочка.
— И я! — пропищал мышонок.
— Вот видите! Значит, вы все — смелые! Просто не знали об этом!

Зверята шли по ночному лесу домой. И зайчик уже не начинал трястись от каждого шороха, белочка весело прыгала по веткам, а мышонок бежал по самой середине лесной тропы — никогда раньше он на это не осмелился бы, мало ли кто может по тропе навстречу пойти!

— Друзья! — крикнул им вслед черепашонок. Зверята остановились. — Вы — очень смелые, я горжусь вами! Только про осторожность не забывайте тоже!

Все продолжили путь домой. Зайчик все так же смело прыгал по лесу, но уже прислушивался к шорохам, белочка обращала внимание на тени, а мышонок решил, что благоразумнее будет идти по обочине лесной тропы. Вроде бы, все то же самое. Они — смелые. Но разумные. Ибо смелость без ума — большая глупость. А кто же хочет быть глупым?


Жанр: Терапевтические сказки

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *